Home icon
Сайт редакции газеты "Карсунский вестник" » Память » День, когда окончилось детство

Память → День, когда окончилось детство

День, когда окончилось детство22 июня 1941года фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. С тех пор прошло более 70-ти лет, но начало Великой Отечественной войны навсегда останется Днём памяти и скорби.
Круто перевернула, переломала, искалечила и отняла жизни миллионов людей та страшная война. Первым эшелоном отправлялись в бой военнообязанные, оставляя без кормильцев семьи, в полях – несжатый хлеб, на лугах – нескошенные травы. В один день закончилось детство у мальчишек и девчонок военной поры, «детей войны». Вспоминать этот день страшно, не вспомнить – невозможно.
Для Алексея Михайловича Муреева 22 июня стал последним днём, когда он видел своего отца. В большой крестьянской семье был он четвёртым ребёнком, родившимся в ноябре 1934 года у пасечника Михаила Никаноровича и колхозницы Елизаветы Ивановны из Нового Погорелова. Мальчишка рос непоседливый, неугомонный. Посещая детский сад в селе, умудрялся сбегать от воспитателей то в поле, то домой, залезал в самые недоступные места, проказничал. Вот и в этот день нашалил, ждал справедливого наказания от родителей и, когда услышал крик матери: «Лёня, иди сюда!», подумал, что будут ругать. Оказалось, мать звала его проститься с отцом, призванным на фронт. «Нас, детей, оставили в избе деда, - рассказывает Алексей Михайлович. – Всех призывников из села на подводах повезли в райцентр. Больше я отца не видел. Он пропал без вести в 1941 году. Выжили мы благодаря отцовской пасеке, он оставил семь ульев, мы ухаживали за пчёлами, мёд продавали, сдавали государству. Тем и жили. Помню, не могли дождаться первого взятка. Как только начинали есть мёд, проходили отёки, появлялись силы, восстанавливалось здоровье. Был он для нас и лекарством, и спасением. Работали много, на возраст скидки не делали. В колхозе осенью собирали колоски и кисти проса, зимой – золу из изб и бань для удобрения на поля, помогали косить, пасти скотину. Летом возили с другом воду на полевой стан, где поварихи нас подкармливали из общего котла. Пока взрослые обедали, успевали искупать лошадей и искупаться сами. Гулять и развлекаться было некогда: кроме колхозных трудодней выполняли задания матери. Бывало, просимся на речку, а она отмерит каждому участок в огороде для прополки, и пока норму не сделаешь, никуда не отлучишься. И ведь слушались! Понимали, что от каждого зависит, выживем ли».
Своими воспоминаниями делится супруга Алексея Михайловича - Евгения Михайловна: «В 1941-м мне было всего три года. Жили мы под Куйбышевом в городке при филиале сельскохозяйственной академии. Родители учились, я – ребёнок студенческой семьи - посещала детский сад. Говорят, была очень живой и подвижной, рано начала ходить. Мне не было ещё и года, когда в детском саду нам делали прививки от кори. Сначала прививали мальчиков. Меня, коротко остриженную и шаловливую, приняли за мальчика. Врач неудачно сделала укол, попала в нерв, и у меня начались судороги. Отец, которого срочно вызвали в детский сад, отвёз меня в больницу, потом в город к профессору. Тот сказал, что последствий неудачного укола можно избежать, если планомерно и правильно проводить лечение. Но война лишила меня такой возможности. В 1939 году отца забрали на финскую, потом на фронты Великой Отечественной. Мама, оставшись одна, отправила меня к бабушке, чтобы иметь возможность работать. Я оказалась в Карсуне в семье дедушки и бабушки Пищулиных. Деда тоже призвали на фронт, а мы выживали, продавая немногие вещи, оставшиеся от приданного бабушки, происходившей из семьи священников Зефировых. В 1943 году к нам переехала мама, устроившаяся на работу в райком комсомола. В этом же году она чуть не умерла от туберкулёза: простудилась, когда на лыжах добиралась до отдалённых сёл с агитационными материалами. Нас срочно переселили из каменного дома в деревянный и оказали материальную помощь – выделили полуживую тёлку. Чтобы прокормить скотину, папин дедушка договорился с полесчиком, отдав ему почти всю свою обувь в уплату за выпас. Тёлку нам вернули через некоторое время здоровой и стельной. С молоком жить стало легче. По соседству жила семья Дрониных, в которой было 9 детей. Вот они бедствовали очень сильно. На весь день детям готовили затируху из горсти муки и воды. Мне казалось, что вкуснее этой еды и на свете нет, так нравилось сидеть на лавке около большого стола и черпать деревянной ложкой из общей миски. Мама и бабушка ругали меня за то, что бегала обедать к соседям, ведь поделиться нам было с ними нечем, а у них каждый кусок был на счету. Но дети есть дети, продолжали с подружками время от времени столоваться у Дрониных. И ведь никто нас не гнал, не попрекал! Сажали за стол наравне со своими ребятишками. Война много в людях выявила и плохого, и хорошего. Полегче стало, когда стали возвращаться с фронта солдаты. Но долго ещё сидели на карточной системе, голодали, поднимали хозяйство, восстанавливали разрушенное войной. Помню День Победы. Мы жили в Туле, папа служил в суворовском училище, мама там тоже преподавала математику. И вот 9 мая на плацу училища построили весь личный состав, был настоящий парад, а потом салют. Всех накормили праздничным обедом, на столах были даже настоящие сухофрукты, добытые каким-то невероятным путём.
В памяти остался ещё один эпизод из школьной поры. Это было вскоре после войны. Отца отправили работать под Курск. Город был почти полностью разрушен, жили в землянках. На полях ничего не росло – после сражений и бомбёжек земля была мёртвой. Когда я пошла в школу, мне с собой дали завтрак – два пресных блинчика. В одном помещении занимались дети разного возраста, сразу четыре класса. Многие были очень раздутые, в отёках, бледные, часто теряли сознание от голода. Тогда учительница разводила в воде щепотку сахарина и поила ослабевших сладкой водичкой. На перемене я достала блинчики и услышала не-обычную просьбу: «Девчонка, дай настоящий хлебушек понюхать». Я отдала блинчики соседу по парте, и он действительно стал их нюхать! Блинчики передавали из рук в руки по всему классу, и никто не посмел съесть даже крошку! Они вернулись ко мне абсолютно целыми. Съесть я их тоже не смогла, поделить две лепёшки на столько человек было нереально, пришлось унести домой. Вот такое детство выпало нам – детям военной поры.
В послании губернатора Ульяновской области С.И.Морозова ко Дню памяти и скорби говорится: «Дорогие ветераны! Хочу высказать вам искренние слова уважения и признательности. Испытания, которые легли на ваши плечи, не каждому по силам. Однако вы выстояли и победили. Вы силой духа, боевой отвагой, самоотверженным трудом приближали день Победы! Благодарные потомки никогда не забудут того, что вы сделали, какую цену заплатили, чтобы мы жили. Низкий вам поклон, уважаемые ветераны!»
Наталья ДРОНИНА
Фото автора

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.


21-06-2013, 09:41 | Просмотров: 1098 | Напечатать

Добавление комментария