Home icon

--- → Стрелецкие мастеровые

Деревня Стрелецкая Вальдиватского сельского поселения возникла в 1782 году как выселок в 50 дворов из села Большие Поселки и называлась первоначально Стрелецкие выселки.
Стрелецкая находится в низине по правому берегу речки Кандаратки, окружена плодородными чернозёмами, которые тянутся на юге до Перекладовских оврагов и леса, а с востока - заливными лугами, раскинувшимися до реки Барыш. Всё это определило занятия местных крестьян: пашенное земледелие и скотоводство.
Согласно «Статистическому описанию соборов, монастырей и домовых церквей Симбирской епархии» Н.Баженова (Симбирск, 1913 г.): «…В 1808 году в деревне Стрелецкой в 78 дворах 315 мужчин и 266 женщин…»
В книге «Подворная перепись Симбирской губернии за 1910-1911 годы» имеются сведения: «… В 1913 году в Стрелецкой 92 двора, 642 жителя; имелась деревянная церковь Пресвятой Богородицы Всех Скорбящих Радость…».
Благодаря богатым чернозёмам деревня быстро росла и богатела. Помимо хлебопашества и скотоводства жители села занимались различными промыслами. В селе соединялись Московский и Пензенский почтовый тракты. Это давало возможность заработать ямским промыслом. Извозом (ямщиной) в деревне Стрелецкой занимались несколько семей, среди них семья Чемаевых: мой прапрадед Чемаев Николай Фролович (1840-1899), прадед Степан Николаевич (1865-1923), Чемаев Филипп Николаевич (1869-1937). Совершая поездки в Симбирск, Сызрань, Алатырь, Пензу, Нижний Новгород, Чемаевы бывали на знаменитой Нижегородской ярмарке, привозили оттуда различные товары, что способствовало развитию местной торговли. Чемаев Степан Николаевич в составе ямской артели ездил в Троице-Сергиеву лавру за иконами для местной церкви. Семейные династии Чемаевых, Савельевых и Маркиных и открыли торговые лавки и успешно развивали своё дело.
В деревне имелись две мельницы, маслобойня, чесальня. Существовала династия мельников Воротниковых: Василий Степанович (1898-1955) и Степан Павлович (1929-2002). В семье Илюшиных последним представителем, занимавшимся этим ремеслом, был Илюшин Гавриил Семёнович.
Именно семьи лавочников и зажиточных крестьян Савельевых, Грачёвых, Маркиных, Чемаевых, Безяевых, Галкиных построили каменные дома, украсив ими деревню.
Чем же еще славились жители деревни Стрелецкой?
Стрелецкие кузнецы снабжали землепашцев сошниками, серпами, косами. Все, что необходимо было для хозяйства, — ножи, иглы, долота, шилья, скобели, рыболовные крючки и многое другое изготавливали талантливые умельцы. Семья Чемаевых владела кузницей. Последними кузнецами в селе были Маркин Иван Андреевич (1903-1975) и Грачёв Степан Фёдорович (1910-1988) В данное время секреты мастерства полностью утеряны, к сожалению.
Без плотницкого ремесла невозможно себе представить жизнь в деревне. Целые династии плотников жили и трудились в деревне Стрелецкой: Чемаевы, Селезнёвы, Воротниковы. В большой семье Чемаевых плотницким делом занимались Чемаев Александр Филиппович (1914 – 2003), Чемаев Михаил Филлипович (1922-1943), Чемаев Фёдор Михайлович, Чемаев Геннадий Фёдорович (1959 г.р.). В семье Селезневых последними представителями, занимавшимися плотницким делом, были Селезнёв Пётр Васильевич (1906 г.р.) и Селезнёв Александр Фёдорович (1923-1996 гг.). Из рода Воротниковых плотничали Воротников Иван Михайлович (1924-1999), Воротниковы Василий и Иван Ивановичи, Воротниковы Виктор и Константин Фёдоровичи. До сих пор любит «побаловаться топориком» Воротников Вячеслав Константинович. Были также мастера-одиночки: Манцуров Василий Тимофеевич (1908 – 2010), Чернов Василий Иванович (1920 г.р.).
Бондарским ремеслом занимались Чернов Василий Иванович (1920 г.р.) и Янин Василий Григорьевич (1931-2012)
Резьбой по дереву занимался Яшков Николай.
Валением валенок, передавая секреты мастерства от отца к сыну, не один век занимались жители деревни Стрелецкой. Это семьи Селезневых (Селезнёвы Павел Захарович, Александр Павлович (1908-1988), Николай Александрович (1935-2006); Степновых (Степнов Михаил Андреевич и его сыновья: Александр, Григорий и Константин Михайловичи); Коноваловых (Виктор Фёдорович и Михаил Степанович (1926-1993)), Наземновых (Сергей Фёдорович с сыновьями Александром и Николаем (1925-2004). Были кустари-одиночки Чемаев Александр Филиппович (1914 – 2003), Воротников Фёдор Васильевич (1922 г.р.), Янин Василий Григорьевич (1931-2012). Изделия этих мастеров потомки носят до сих пор, вспоминая с любовью и благодарностью их творцов.
Конечно, если в деревне валялись валенки, значит, процветал и промысел изготовления колодок. Семья Галкиных много лет занималась этим ремеслом. Последние её представители, занимавшиеся колодничеством: Галкин Пётр Фёдорович (1901-1974) и Галкин Борис Петрович (1935-1986).
Семья Селезневых плела крепкие и красивые лапти. Последние, кто занимались этим делом - Селезнёвы Григорий и Степан Павловичи.
Сапожники и портные пользовались большим почетом среди жителей сел. Семья Селезневых много лет обувала и одевала односельчан. Они шили сапоги, выделывали овчины и шили тулупы и шапки. Последними представителями этой династии, занимавшимися овчинным и портняжным ремеслом, были Селезнёв Иван Герасимович, Селезнёв Павел Захарович, Селезнёв Александр Павлович (1908-1988), Селезнёв Николай Александрович (1933-2005).
Также красивую и удобную одежду шили швеи - модистки: Воротникова Зинаида Степановна, Воротникова Елена, Воротникова Клавдия Семёновна, Чемаева Валентина, Ксенофонтиха.
Умением красиво вышивать славилась Мясникова Клавдия.
Стеганием одеял в деревне Стрелецкой занимались Коновалова Клавдия, Селезнёва Дарья Михайловна.
Ремеслом выбивания занавесок, наволочек, рушников и других изделий в совершенстве владели Орлова Лидия, Овчинникова Анна Павловна, Янина Валентина Петровна (1938-2014)
Чемаев Александр Филиппович (1914 – 2003), Лысёнкин Фёдор Васильевич и Лысёнкин Иван Андреевич занимались кладкой печей.
Ремеслом плетения корзин владели Воротников Павел Евдокимович (1900 г.р.), Плеханов Степан Фёдорович (1925 г.р.), Степнов Иван Васильевич (1912 г.р.).
Пчеловодством занимались Воротникова Пелагея Гавриловна, Воротников Матвей Васильевич (1925-2001), Фролов Александр Иванович (1931-2001), Воротников Николай Степанович. В настоящее время разводит пчёл и увлекается охотой Крусанов Александр Павлович (1954 г.р.).
Живет в деревне Стрелецкой и удивляет своих односельчан местный «Кулибин» - Маркин Владимир Васильевич (1940 г.р.). Из деталей различных, уже отживших свой срок агрегатов и машин он собирает новые, как он их называет, «дрындулетки». Это сейчас все накупили мотоблоков, а у него они служат уже лет сорок. Они нестандартного вида, но очень облегчают труд сельчанина: с их помощью можно пахать, боронить, косить, перевозить грузы. С помощью самодельного «ветряка» он заряжает аккумуляторы, качает воду из скважины.
Лысёнкин Григорий Фёдорович и Янин Василий Григорьевич, занимаясь рытьем колодцев, обеспечили многих жителей Стрелецкой питьевой водой. Эти колодцы до сих пор в рабочем состоянии.
Как вы уже заметили, чаще всего среди стрелецких мастеровых встречается имя Чемаева Александра Филипповича (1914-2003). Этот мастер прожил долгую жизнь и оставил о себе добрую память в сердцах односельчан. О нём стоит рассказать отдельно.
Незадолго до боёв на озере Хасан командующий войсками Особой Краснознамённой Дальневосточной армии Василий Блюхер вызвал в штаб канонира одного из артиллерийских дивизионов и без предисловия спросил: «Это ты для моих полковников сшил отличные хромовые сапоги в «гармошку»? Я, братец ты мой, тоже о таких давно мечтаю. Сделаешь – в отпуск домой поедешь!»… Выполнил солдат просьбу маршала, но тот своего слова не сдержал, так как вскоре был арестован и расстрелян как враг народа. Ну а мастер Александр Чемаев, пройдя через фронтовое чистилище, вернулся домой.
Мастеровая семья Чемаевых известна всей округе с начала нынешнего века. Дядя и старшие братья Александра Филипповича, проживавшие в деревне Стрелецкой, славились кузнечным и столярным ремеслом, а также как отличные сапожники и валяльщики. Для маслобоек и молотилок искусно шестерёнки выковывали и с завязанными глазами могли любой механизм разобрать-собрать, что в те годы считалось верхом профессионализма. Земляки до сих пор помнят и чудо-часы этих умельцев, поражавшие воображение резными футлярами, крутящимися в такт маятнику фигурками зверей, птиц и людей. Причём в «курантах» с боем, «ходиках» с кукушкой и даже наручных хронометрах все детали, вплоть до пружин, были изготовлены из липы, дуба и сосны. Столь тонкую работу разве только лесковский Левша делал.
В родню удался и Санька. В 10 лет уже мог самостоятельно любую печь сложить – хоть пяти-, хоть семиоборотную. Это когда дым вверх-вниз по мудрёному лабиринту идёт и своё тепло кирпичам отдаёт. Зимой с такой печкой в избе благодать: раз протопил и до следующего утра в ней жар держится. А через три года Чемаев новую науку отправился постигать – к сапожнику. Тот по дворам ходил – заказы выполнял. Вот маленький печник, испросив разрешение матери, за ним и увязался. Здорово потом пригодилась наука, секреты которой он начал постигать.
- Чтобы сапоги стачать, - сказал мальчишке мастер, - надо научиться свиней в коноплю загонять!
- Да я, дядь Петь, каждый день их с огорода гоняю. Правда, только в крапиву.
- Ну, тогда и с коноплёй справишься, - рассмеялся мужик, - На-ко вот, держи дратву и свиную щетину…
На всю жизнь запомнил Александр Филиппович, что «свиней в коноплю загонять» – это значит свиную щетину ножичком раздваивать и в конопляное волокно вплетать. То есть особо крепкую дратву сучить. Работа кропотливая, нудная, от которой все пальцы в заусенцах. Зато уж потом хромовые сапожки прошьёшь такой верёвочкой – век не износить. А если ещё и протву (прорезиненную прокладку) в швы заделать умеючи, так носи такую обувку хоть в жару, хоть в слякоть, хоть в стужу. Такие сапоги ни влагу, ни холод не пропустят. Не случайно на действительной военной службе все полковники и другие командиры обувались только у Чемаева. Но тот не только своим ремеслом там занимался – финскую и Великую Отечественную войны с доблестью прошёл и вернулся домой кавалером ордена Красной Звезды, с медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и другими наградами.
На «гражданке» тоже долго без дела сидеть не пришлось. Сразу же местные модницы просьбами одолели: мол, сшей да сшей им модельные туфли. Съездил отставной солдат в соседнюю Астрадамовку за хромом и замшей, колодки сделал и вскоре стачал односельчанкам обувочку, в коей в Польше и Германии красавицы щеголяли. Благо после войны этого добра там уйму повидал. Но привнёс своё, чисто русское усовершенствование – носки у туфель мастерил цельными, вытягивая кожу на специальном струге. Жаль, что время не сохранило эти шедевры сапожного искусства. Зато во многих домах родной деревни Стрелецкой, Большой и Малой Кандарати до сих пор стоят русские печи, голландки, а также комоды, шкафы, буфеты этого самобытного мастера. Изготовленные из притёртых друг к другу досок, соединённых специальным клеем и покрытых нетускнеющим лаком «Харлак», они простоят без единого гвоздя ещё не один десяток лет. Ведь Чемаев делал их по совести – на века, на радость людям.
Имелась в Стрелецкой артель строителей мостов. Возглавлял её Повитухин Василий Александрович. (1911-2006). В их обязанность входило строительство и ремонт мостов по бывшим Московскому и Пензенскому почтовым трактам.
Очень жаль, что сегодня многие ремёсла и промыслы уходят в забвение. Остаётся только память, которую мы обязаны сохранить.
А.В. Янин,
учитель истории
и обществознания
МКОУ Большепоселковская СШ
им. И.К. Морозова
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.


21-04-2017, 10:00 | автор: adminredaktor | Просмотров: 560 | Напечатать

Добавление комментария