Home icon

--- → Литературная страница

Найденыш
[/center]
Эту историю рассказала мне одна пожилая женщина, моя односельчанка.
Шёл декабрь 1945 года. Страна ликовала, радуясь победе, трудилась, не покладая рук, и стонала от разрушений и потерь. Больше всего досталось, конечно, женщинам…
Две деревенские девушки из колхоза «Волна революции» возвращались на лошадях домой. Везли они бочку с соляркой для колхозных тракторов. Ехали издалека – от железнодорожной станции до села было около 150 километров. Обе были молоды, веселы, красивы. Война обделила их мужской лаской. В колхозе – председатель-старик, два инвалида да подростки. А вернувшиеся с войны – в своих семьях. Где взять женихов?
Путь пролегал через лес. Никого и ничего не боясь, девчата громко болтали ни о чем, шутили, хохотали, думая, что здесь некого встретить. Вдруг вдали показалась фигура мужчины: шинель, вещмешок, сапоги. Ясно – солдат. Первая мысль: кто-то из сельских задержался. Было такое, что возвращались с фронта не сразу.
Оробели, притихли, увидев незнакомого парня. Первое, на что обратили внимание, - глаза: голубые, бездонные, с едва заметной грустинкой. Почему – узнали потом.
Его судьба – судьба многих. Была семья в родной Белоруссии. Дом, который построил своими руками, уничтожен врагом. Когда в него попала бомба, жена и дочка спали… Уехал, куда глаза глядят. Сам вырос в детдоме. В небольшом селе Грязнуха жил его однополчанин. Так он попал в Ульянов-скую область.
- Хорошо, девочки, что вы меня нашли, а то я немного заблудился. Второй час иду, а ни жилья, ни людей не видно.
– Садитесь, будем рады. А куда вас везти?
- Куда угодно.
Непростым для всех троих оказался этот остаток пути. Солдат обдумывал ситуацию, в которой оказался. Куда приедет? Зачем? Что будет делать и где жить? Кому он нужен? Тем более 31 декабря? Девочки думали об одном: какой интересный парень.
По приезду в село, та, что посмелее, сказала: «Я первая тебя увидела, так что пойдешь со мной. А утром председатель предложит тебе работу и определит на постой». А вторая девушка принесла своим весть: «Танька найдёныша привезла».
Прицепилось к нему это прозвище. Оказался Найдёныш работящим, спокойным мужчиной, хорошим хозяином, нежным и любящим мужем, заботливым отцом.
Так и остался он жить в деревеньке Грязнуха. И только через 20 лет увёз семью на родину – в Белоруссию. А тот судьбоносный Новый год 1945 года вспоминал с благодарностью.
Валентина МИШИНА, Белозерье[right][/right]
Настоящий Дед Мороз[center]

Всем добрым взрослым посвящаю
Сундук стоял прямо под окошком. Взобравшись на него, Ларочка начала пальчиком соскребывать намёрзший на стекло за ночь иней, потом подышала на пятнышко, оно увеличилось. Глазом прильнув к стеклу, Лара увидела берёзу с плавно изогнутыми, покрытыми белой порошей ветвями, кружево из снега укрывало и куст сирени. Снежное покрывало на земле было синеватым с розоватыми вставками там, где кто-то оставил следы в сугробе. Открылась входная дверь, холодом и снегом пахнуло в комнату. Вошёл дедушка с елочкой в руках.
- Дедуля! Елочка! Мне это? Мне?
- Тебе, Ларочка! Мама пока на работе, так мы с тобой посидим, ты давно проснулась?
- Нет, только на сундук залезла, посмотреть на улицу! Елочка! Елочка!
- Лара! Это – сосёнка маленькая, мать-то сказала, что и поставить некуда, а ведь и вправду некуда, самую маленькую принёс, а некуда! Тут печка, тут стол- мала комнатка, мала. Придумаем что-нибудь, правда, Ларочка?
- Деда, а мама сказала, что если елки не будет, то Дед Мороз и подарки не принесёт!
- Что ты, Ларочка, принесёт, принесёт, а ещё мама тебя на праздник поведёт, и там Деда Мороза увидишь. Стихи-то выучила? Давай, расскажи, представь, что я Дед Мороз и мне рассказывай!
- Ну, деда, у тебя бородка маленькая и не белая совсем, ты мой родной, мой и ничей больше дедушка, а не праздничный волшебный Дед Мороз
***
Пришла мама. С мороза щёки её пылали.
- Папаня, кушать сейчас будем.
- Нет, уж, доченька, спасибо, мы с Ларочкой поели творожка с лепёшками, мне мать с собою всё складывала.
- Папаня, хоть чаю испей.
- Нет, уж мы с Ларочкой попили чайку, так пойду я, дома топить надо, скотину кормить надо, ёлку-то я подвесил к потолку на крюк, не заругаешь?
- Что ты, папаня? Спасибо тебе, маме поклон и за творог , и за лепёшечки… А Лара как?
- Сморилась девчонка! Ну, такая прыткая, ну, такая юровая, закружила меня совсем. Всё, дочка, пойду!
Ларочкин дед ушёл, а мама подняла на стол швейную машинку, пока совсем не стемнело надо было прошить белой шёлковой ниткой поясок, а к нему пристрочить накрахмаленную ещё с давешнего дня марлю… Вот так! Стала пришивать снежинки , аккуратно вырезанные ножницами из конфетной фольги. Лара проснулась: «Мамка! Мамулька! Смотри-ка, деда сосенку привесил к потолку, он мне её подкручивал, и она юлила, как юла!» Мама рассмеялась- звонко, радостно: « Ах, юла, моя юла! Давай-ка примерим костюм, дочка, будешь снежиночкой – пушиночкой, завтра на праздник пойдём»
***
На праздник надо было идти через парк. Высокие ели и кедры сверкали зелёными лампами из-под снежных покрывал. Словно шапки белые одеты на макушках деревьев: и на маленьких ёлочках, и на высоченных тополях, и на раскидистых вязах. Ларочка ещё подумала, кто же на такую высоту снег закидывал. А снежок-то под валенками хрупал и изредка повизгивал, под мамиными сапожками серьёзно так: хруп-хруп. А под Ларочкиными валеночками почаще и повеселее: скрип-хруп-хруп, скрип! Знаете, как нужно валенком крутануть, чтобы снег взвигнул? Не знаете? Эх…Хотелось побежать вперёд через сугробище, подскочить к кусту жасмина, дёрнуть его за ветку, чтобы снежок осыпался, как серебристый дождик, да жаль, что нельзя, нужно серьёзнее быть, стишок не позабыть, ноги не промочить… Вон она фабрика пыхтит, труба дымит завитушками дыма, этажи высокие, народ и машины толпою у проходной. Мальчишки гоняют в хоккей на пруду, а я на праздник в клуб иду. Мамина организация сегодня всех своих детишек радует встречей с Дедом Морозом. Скрип-хруп-хруп! Быстрей на ёлку, быстрей на праздник! Скрип-хруп-хруп!
***
Вот он, такой огромный Дом культуры: фойе, с потолка снежинки ватные летят, на стенах зайцы и мишки в красных колпаках с плакатов подмигивают. Вот директор - важный, с галстуком, в белой рубахе, в пиджаке! Ой, строгий! Он говорит, что праздник начнётся вовремя, не опаздывайте!
…Зал высокий, огромный.
- Смотри, Лара! Вот – настоящая ёлка, иголочки маленькие, а сама нарядная!
- Мама – она крутится! Мама, у неё ноги кружатся, мама , а она сказочная! Ой, не знала, что ёлки вот такие! Пребольшие! Пренарядные!
Мама с тетей Катей разговаривают, перешептываются. Лара поправлет свои сверкающие фольгой снежинки на подоле белоснежной крахмальной юбочки. Вдруг замигали огни под потолком, заиграла музыка. « Дети! Дети! В хоровод! Вас Снегурочка зовёт! Все идут – Лиса и Кот! Скоро Дед Мороз придёт! С ним мы дружно заживём, ему песенку споём!» Бегом в хоровод! Нужно, чтобы Дедушка Мороз услышал, как мы громко поём, как его мы сильно ждём! Он услышит и придёт, нам подарки принесёт!
Праздник шумел. «Полечку» сплясали и «Краковяк», «По морям, по волнам» исполнили и от Бабы Яги убегали, и канаты перетягивали, и ватными снежками кидались….
- Мама! Подержи меня на ручках!
- Ларочка, милая, ты уже не маленькая!
- Мамочка, ну хоть капельку!
Тетя Катя рядом стоит, они с мамой тихонько переговариваются: «Хороший праздник! И подарки будут самые хорошие, я и орехи достала, и мандаринчики достала, и « Шапочку» достала»,- пришёптывает тетя Катя. А мама отвечает: «Ты, Катерина, и в прошлом году самым лучшим месткомом была!» Ларочка задумалась: «Как тётя Катя комом была? Откуда, с какой высоты она всё доставала, если она ростом невысокая, как и мамочка»
…Но в это время дети закричали , завизжали , захлопали в ладоши! Ах! Откуда вошёл Дед Мороз, Ларочка не поняла. Он был огромный, его белая борода красивыми локонами лежала на красном плющевом пальто, отороченном белым блестящим , настоящим снегом! Это вам не ватная борода, которую повариха тетя Домна надевала на праздниках в детском саду, - это настоящая вьющаяся длинная борода, и усы настоящие, и нос настоящий, немного припорошенный белой пудрой. Голос у Деда Мороза густой, басовитый! Посох какой огромный – не просто палка , обвитая ленточками, а посох со сверкающей металлической звездой наверху! Рукавицы огромные белые, расшитые драгоценными белыми камнями- ледышками.
- Здравствуйте, дети! С Новым годом! Сейчас мы с вами споём песню про меня! Повеселимся, а потом я вам подарю подарки всем- всем!
- Мама! Смотри-ка, этот Дед Мороз настоящий! Мы с дедулей вчера стих учили- побегу, ему расскажу!
- Беги, Ларочка, беги, снежиночка моя!- сказала мама с какой-то нежной и трогательной ноткой в голосе.
Дед Мороз ударил посохом о гулкий пол огромного зала, ёлка закружилась в другую сторону, по ветвям побежали огоньки. Да, это был настоящий Дед Мороз – волшебник!
Татьяна ЭЙХМАН
[/right]
Праздничное настроение[center][/center]
Лежу, свернулась под одеялом, пригрелась. В комнате темно, немного душно. В доме все спят. Так хочется продлить блаженные мгновения дрёмы. Чёртово достижение цивилизации, хитро запрограммированное мучить сонных граждан каждые три минуты, ехидно интересуется со столика: «Пора вставать?!» Нет! Нажимаю кнопку, отворачиваюсь к стене. Всегда тяжело просыпалась, всю сознательную жизнь начинала нормально соображать к 10 часам утра. Зато вечером – самое творческое время. «Вставай! А ну вставай!» - неутомимо взывает ко мне говорящий будильник. Напрасно. Я с третьего раза не сдаюсь. Всю программу знаю наизусть, вот как начнёт орать непотребными словами, значит, край, могу и опоздать. Каждый вечер ставлю будильник на 6-20. И каждое утро, хмурая и злая («Утро добрым не бывает!»), ползу на кухню, ставлю чайник, иду будить ненаглядную Заю. Зая унаследовала мою нелюбовь к раннему пробуждению. Она прячется под одеяло, машет руками, лезет под подушку, требует будить себя нежно и трепетно. Желательно нести на руках до умывальника, целуя при этом во все доступные места. Представив, как я потащу Заю, переросшую меня на целую голову, по комнатам, а заины ноги в это время будут тащиться на полметра за мной по полу, начинаю приобретать бодрость духа и ясность мозга. Зае тоже смешно. Чувство юмора помогает преодолеть следующую трудность: посетить удобства во дворе. Накидываю старую куртку с капюшоном, влезаю в мамины «чуньки» с калошами. На улице чёрт его знает, что за сезон: то ли осень, то ли весна, но уж никак не зима. По календарю – середина декабря, под ногами – грязь, с неба – морось. Возвращаюсь уже мелкой трусцой, бодренько потирая озябшие руки. Зая ехидно интересуется погодой на улице. Ничего, дорогая, тебя ждёт тот же маршрут. Наконец самое трудное позади: гигиенические процедуры и решение вопроса, что надеть. Зая расправилась с завтраком, перерыла комод и шкаф, пришла к ежедневному выводу, что носить нечего, влезла в любимые джинсы, поскандалила с котом, помирилась с котом, причесалась, забрала волосы в хвост, поприставала к бабушке по поводу цвета волос, в общем, переделала массу неотложных дел и уже топчет копытом в прихожей. Как всегда, опаздываем. По дороге выслушиваю обязательную нотацию от дочери о том, что нужно планировать своё время. Почти бежим по раскисшей улице. Зае можно выходить на полчаса позже, но в чём - в чём, а в солидарности доче не откажешь. Тащится по лужам, меня подгоняет. Ещё и успевает бормотать о грядущем празднике.
Скоро Новый Год, о чём назойливо твердят телевизор и календарь. Пасмурное небо висит над головой, как стираная, плохо отжатая тряпка. Окно в потёках линялого дождя. С утра до вечера не выключается свет. Встаём ночью, живём в полумраке, возвращаемся домой тоже ночью. Усталость давит на затылок, на улицах сумрачно, мучают какие-то тяжелые предчувствия. Приближение праздника как ощущение неизбежного катаклизма. Нет легкости, желания что-то изменить, порадоваться пустякам, накупить сладостей и безделушек. Обычно к этому времени составляла план мероприятий, сейчас нет никаких идей. Всё откладывается «на потом». Как у Скарлетт – я подумаю об этом завтра. Или послезавтра…
Прошлогодний праздничный марафон с друзьями для меня продлился ровно на сутки, домой вернулась вечером 1 января. Это «возвращение блудного попугая» вспомнилось в деталях, когда вчерашним вечером впереди меня бодро бежал абсолютно пьяный мужчина. Он не хотел признавать своего состояния, ему казалось, что движение его строго соответствует направлению тротуара, и всякий раз искренне удивлялся, когда сталкивался с палисадниками и деревьями. Сдерживая смех, я в очередной раз обгоняла попутчика, блуждавшего в зарослях китайского клёна или пересчитывавшего штакетины заборчика. Парень немного отдыхал, ориентировался в пространстве, а потом, определив направление, мощным броском догонял и обгонял меня. Видимо, моя яркая куртка служила ему маячком. Боясь лопнуть от смеха, я освобождала ему пространство для маневра. Так мы и передвигались, меняясь местами. До моего дома оставалось совсем немного, когда на пути спринтера оказалась сосед-ская собачонка. Она не просто облаяла гуляку, но даже попыталась укусить за ногу. Видимо, шаткое движение прохожего или какие-то неприятные воспоминания, связанные с алкогольным амбре, окружавшим его, заставили шавку просто озвереть от злости. Парню лай и рычание тоже что-то напомнили, он попытался вразумить собаку словами: «Отстань, дура! Брысь домой, ща получишь!» Слова возымели обратное действие: собака стала нападать яростнее. Тогда прохожий перешёл на собачий язык: принялся лаять на врага, старательно имитируя вой и скулёж. Уж не знаю, до какой степени он владел звериным языком, но воздействия на собаку его завывания не оказали никакого. Она не сдавалась, и парень попытался найти камень. Наклон вниз оказался для его организма непосильной задачей. Голова перевесила всё остальное, бездыханное тело свернулось калачиком на земле. Я испугалась, что собака укусит его за лицо, но животное внезапно изменило свою тактику. Совершенно успокоившись, собака обежала и обнюхала нарушителя границ домовладения, потом забралась на спину поверженного врага и улеглась, уткнувшись мордой в меховой воротник куртки. Выбежавшая на лай и шум хозяйка подворья принялась проводить опознание храпящего тела. Теперь за жизнь попутчика можно было не волноваться, дотошная пенсионерка обязательно определит его по месту проживания с привлечением сил общественности. В селе ещё не так развито равнодушное отношение к бедам посторонних. Здесь могут и подобрать, и обогреть, и похмелить просто так, просто потому, что ты – внук Зинки-молочницы, которая ещё до войны Ваньке Чуме на голову ведро навоза одела.
Что-то я отвлеклась… Зая теребит меня за руку, настойчиво добиваясь внимания и сочувствия. У неё какая-то глобальная проблема, требующая моего вмешательства. Милый мой заяц! Конечно, я поставлю ёлку и положу под неё маленький сувенир для тебя. Ты сразу же предупреждаешь: «Мам, только ничего практичного и носильного!» Мне и самой не хочется ничего будничного. Мысли начинают настраиваться на позитив. Может, и снег ещё выпадет. Да и вообще, живут же люди всю жизнь без снега, и Новый Года, вроде, в связи с его отсутствием никто не отменяет. Значит, праздник будет!
Наталья ДРОНИНА[right]
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.


21-01-2011, 10:14 | автор: glredaktor | Просмотров: 1369 | Напечатать

Добавление комментария